Словарь античности

ЯДЫ

        Искусство приготовления Я. было хорошо известно на Др. Востоке. Я. добывались преим. из диких трав и грибов. При греч. и эллинистич. дворах существовали апробированные Я., было развито искусство обращения с ними. Последний царь Пергама Аттал III разводил в собств., специально для этого приспособл. садике такие ядовитые растения, как белена, чемерица, болиголов, аконит и цикута. Наряду с растительными были известны также животные и минеральные Я.: змеиный, Я. жаб, саламандр, медная зелень, свинцовые белила, мышьяк, свинцовый сурик, ртуть и киноварь. Сильнейшим Я. считалась «Золотая известь». Описание Я. занимает значительное место в медицинской литературе, например у Диоскурида в сочинении «О простейших лекарственных средствах» и Никандра из Колофона (кон. 3 в. до н. э.) в его «Alexipharmaka» («Средства против ядов»). Для борьбы с отравлениями наряду с простыми средствами (айва, лимон, золототысячник, бегония) использовался териак, одно из противоядий, состоящее иногда из 100 ингредиентов; рим. императоры из профилактич. соображений принимали его ежедневно. Я. применялись в качестве детектора виновности при судебных разбирательствах («приговор богов»). Если обвиняемого после принятого ядовитого питья тошнило, он считался невиновным. В Афинах ядовитый сок цикуты служил для приведения в исполнение смертного приговора (процесс Сократа).


Ещё